ОГЛАВЛЕНИЕ
 Предисловие к печатному изданию Предисловие
 С АМНЕЗИЕЙ ПО ЖИЗНИ ЧАСТЬ I
 Серая пятиэтажка Глава I
 Иван Иванович Глава II
 Исчезнувшее прошлое Глава III
 Доктор Растопыркин Глава IV
 Восемнадцатое мгновение весны Глава V
 Сухопутная одиссея по первому этажу Глава VI
 Взрослые разговоры под звуки фортепиано Глава VII
 Происшествие в ресторане «Костерок» Глава VIII
 Чапаев и чапаевцы Глава IX
 Сон в руку Глава X
 Мужья Анжелики Талалаевой Глава XI
 Обмен опытом Глава XII
 Мужская логика Глава XIII
 На пьедестале Леночкиных симпатий Глава XIV
 «Хатха-йога» для путешествия в «Ромашке» Глава XV
 Жизнь продолжается! Глава XVI
 Экстрапоп Глава XVII
 «Дэтслипс» как средство от бессонницы Глава XVIII
 Последняя процедура доктора Растопыркина Глава XIX
 «Забудь его, Ленуся!» Глава XX
 В СТРАНЕ РОЗОВЫХ ДЯТЛОВ ЧАСТЬ II
 Про Вовочку Глава I
 Это сладкое слово «Свобода» Глава II
 Совещание за запертой дверью Глава III
 Незабываемые впечатления Глава IV
 Дормидонт и все-все-все Глава V
 «Здравствуй, просто унитаз!» Глава VI
 Двое Кругловых Глава VII
 «Окно в Европу» Глава VIII
 Раритетная продукция фирмы «Монтана» Глава IX
 Пузо невесты как средство от склероза Глава X
 Еще один день Глава XI
 Саркома Глава XII
 «Крутой базар» за колючей проволокой Глава XIII
 Старый знакомый Глава XIV
 Опасная разведка Глава XV
 Ночная схватка Глава XVI
 Полет над гнездом кукушки Глава XVII
 «С возвращеньицем Вас!» Глава XVIII
 Последний патрон Глава XIX
 ПОСЛЕСЛОВИЕ С ВЫСОТЫ 20000 МИЛЛИМЕТРОВ ПОСЛЕСЛОВИЕ








 
Часть I. Глава XX.  «Забудь его, Ленуся!»


НазадВперед



          В это же самое время во все ту же восьмую палату все того же терапевтического отделения, постучав и не услышав приглашения, решительно вошли две женщины. Одной из них было уже лет за сорок, другой с виду можно было дать не больше двадцати пяти (это при тенях и губной помаде, и не больше восемнадцати-двадцати – без оных). Из-за столь значительной разницы в возрасте вряд ли кто-нибудь догадался бы назвать их подругами – и стал бы в тупик, потому что с первых же минут общения с загадочными женщинами становилось ясно, что и матерью с дочерью, и сестрами они в еще большей степени быть не могли – настолько они были разными и так мало было в них чего-либо общего.
          Быстро окинув взглядом помещение, младшая выбрала из четырех находившихся в нем мужчин высунувшегося по пояс из-за тумбочки Аркашу. (Он был застигнут дамами врасплох в тот неловкий момент, когда собирался лечь спать, и успел снять штаны, и теперь находился в одних парашютах-трусах.) Но странное, шпионское, поведение Аркаши ничуть не смутило гостью. Она, не здороваясь, спросила:
          – Где тут нам увидеть вашего... Ивана Ивановича такого?
          Аркаша, побуждаемый чрезмерным знанием правил хорошего тона, шагнул было ей навстречу, но, тотчас вспомнив о шикарном своем одеянии, спрятался обратно:
          – Нет его. Ушел с утра. С Троцким.
          – Как это – ушел? – удивилась гостья. – Разве у него тут есть родственники... или куда пойти?
          – Нэма никого, – пробурчал с кровати Забийворота. – Був бы хто, хиба б вин тут сыдив, у ликарни?
          – Они гулять пошли, – уточнил Аркаша. – На рыбалку, вроде б то.
          – Куда, куда вы сказали? – удивленно переспросила вторая гостья. – Вы сказали – на рыбалку?
          – Ну, – подтвердил Аркаша, – на рыбалку. Не на танцы же!
          Старшая повернулась к младшей и насмешливо произнесла:
          – Так он, Леночка, рыбачок, выходит, твой Иван Иванович?
          – Какой он рыбачок! – возразил не терпящий самой малой несправедливости Аркаша. – Он такой рыбачок, который не разбирает, где в рыбе перед, а где зад. Их с Троцким Растопыркин повез. Не знаю только, с каких делов. Ну, Троцкий, допустим, все ж таки, чего уж там...
          Однако его болтовню уже никто не слушал. Женщины заспорили между собой. Младшая чуть ли не со слезами на глазах пыталась доказывать, что, если человек каким-то непостижимым образом попал на эту ужасную рыбалку, сей факт еще ни о чем таком не говорит. Старшая уверенно возражала, что-де как же можно еще сомневаться в подлых наклонностях человека, когда он даже из больницы сбежал, даже с собой больного товарища потащил, даже доктора совратил...
          – Эдак он, милочка, – говорила она, – и из дома станет убегать. Уж это я тебе точно гарантирую!
          – Но ты же слышала, Анжела, что никуда он не сбежал? Что его сам Растопыркин пригласил? – из последних сил оправдывалась младшая.
          – Фу! – безжалостно парировала старшая подруга. – Да у этих маньяков по всему миру полным-полно знакомств с такими же идиотами хоть с докторами, хоть с министрами. Рыбак рыбака видит издалека слышала такое?           – Ну какой же он рыбак, если все говорят, что не рыбак! – в отчаянии кивала младшая в сторону олицетворявшего в данный момент “всех” тоскливо выглядывавшего из-за укрытия Аркаши.
          – Господи, Леночка, милая! – восклицала подруга. – Кто же тебе это сказал?! Вот этот?.. (Аркаша тоскливо оглянулся – за его спиной никого не было.) Ты еще не поняла разве, какие все мужики брехуны? Поймешь когда-нибудь, дорогая, так поздно будет... Твой... этот... может быть, специально сейчас сбежал, предчувствуя, что я с тобой приду. Потому и сбежал, что испугался: меня ведь не проведешь, не шестнадцать, слава богу, лет! Если тебя хоть как-то интересует мой жизненный опыт, запомни навсегда: пьяницы, брехуны, жмоты и рыбаки! Поняла, милая, и рыбаки! Ры-ба-ки! Забудь его, Ленуся!
          Продолжая спорить, они вышли, не попрощавшись и, видимо, уже забыв об Аркаше и об остальных обитателях палаты.
          А через минуту в коридоре затихло и звонкое эхо подкованных титановыми набойками модных девятисантиметровых каблучков.

 
Зри в корень! На главную
E-mail


НазадВперед

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна